Любой вооруженный конфликт несет за собой очевидные общечеловеческие и гуманитарные трагедии. Разумеется, происходящее сейчас в Украине — не исключение. Люди бегут из зоны боевых действий всеми правдами и неправдами.

Фото носит иллюстративный характер

Гибнут и страдают люди. Но тяжелее всего военным, действующим и в запасе, и российским и украинским, прошедшим «горячие» конфликты.

Нет смысла подробно говорить, почему жертвы и разрушения — это ужасно.

Многие напуганы, не все понятно. Через некоторое время все успокоится и будет хорошо. Но когда?

Мать моей подруги живет в Киеве. У них договоренность: каждый день переписка в вайбере, чтобы быть в курсе событий. Сейчас немного спокойнее. Было тревожно, когда под звуки сирены прятались в подвалах. Повезло, что ее квартира расположена в центре города, где сохранились блага цивилизации. На окраинах мегаполиса нет ни газа, ни электричества, ни тепла.

Наш земляк Владимир Харитоненко прошел через несколько кругов ада: в детстве — трудные годы Великой Отечественной войны, в молодости — ликвидировал катастрофу на Чернобыльской АЭС. Он был отселен из Припяти, жил в Киеве. И вот снова бегство. Через Польшу приехал на Наровлянщину. Сейчас пытался попасть в Россию, на малую родину супруги, но украинский паспорт закрыл путь.

— В 1943 году отец в последний раз держал меня на руках. С фронта он не вернулся. В 1986 году я в Припяти оставил со всеми вещами трехкомнатную квартиру. Сейчас в Украине живут мои сыновья, в Киеве — супруга, — рассказывает собеседник. — Я, как «разведчик», приехал в Наровлю, жду оформления нового паспорта, куплю жилье для родных. Впереди —неизвестность… В случае чего, приедет семья в Беларусь.

По словам Владимира Яковлевича, у него было несколько вариантов, как попасть на Родину. Первый — через Днепр, второй — пешком через границу. Дороги все ему известны. Он вырос в Белой Сороке. Но как? Все заминировано. Третий вариант — автобус Киев-Вильнюс — тоже не подошел: слишком долгий путь. В итоге поехал через Польшу. В Люблине встречал массу украинцев. Оттуда добрался до Бреста.

— Ура! Своя земля! Дата 25 октября стала для меня символичной. В 1962 году из Наровли я уходил в армию, а спустя 60 лет здесь сдал документы на оформление гражданства, — говорит Владимир Харитоненко. — Украинцы — несчастные люди. Страна находится под управлением Америки. Ее как таковой нет, она не самостоятельная, под внешним давлением. Народ обозлен на Россию. Их беда в том, что население западных областей накинуло бандэровское одеяло на всю Украину. Лучше всего страна жила при Януковиче. Считаю, что экономика должна быть впереди, а следом —политика.

На свете страшнее всего две вещи: атомная бомба и американская помощь. Я не раз вступал в дискуссии с украинцами. Они радовались дружбе с Америкой, а я их убеждал, что ничего хорошего из этого не выйдет. Много лет назад мой дедушка Тодей говорил, что Украина ненадежная, все беды идут от нее. Об этом я всегда помнил.

Как рассказал Владимир Яковлевич, пока пенсии ему и жене в Киеве выплатили, тепло периодически включают, свет — в определенное время. Что дальше будет, неизвестно…

Некоторые украинцы называют себя в период с 2014 года «людьми с заблокированной памятью». Все легко поверили во «взорвавшиеся кондиционеры», не замечали, как стреляют по жилым кварталам и занимаются мародерством. Они не хотели признавать, что их армия обстреливает собственный народ. Зато в «войну с Россией» люди поверили сразу. Им так было легче, ведь позволяло снять с себя вину за преступления выбранной ими же власти в Киеве.

И только начало спецоперации открыло многим украинцам глаза. Они со стыдом признаются в том, чего не хотели замечать предыдущие восемь лет. Некоторые только теперь понимают, что с ними сделал киевский режим.

Мы сейчас наблюдаем, как рушится старый мир и рождается абсолютно новый, какой он будет? Покажет время.

Больно всем, но мы ничего не можем с этим поделать. Решает «Большой Капитал». Видимо, ему было мало жертв от ковида.

Что мы можем сделать? Необходимо постараться не озлобиться на людей вокруг нас, даже если их позиция отличается от правильной. Грызня между славянскими народами — худший фон для позитивных изменений. Нужно понять и поддерживать друг друга. Вместе всегда легче.

Ольга ПАРТЫКО