С какой целью создают фейки и как их распознавать

Почему читатели по-прежнему клюют на удочку лживой информации? Как журналисты отличают реальные новости от выдуманных? Для чего используют фейк-ньюс? Объясняют известные журналисты и аналитики.

Вот «утка» пролетела

Дезинформация в СМИ существует с давних времен. Еще в XIX веке родился один из первых газетных фейков: журналист рассказал читателям о невероятном бароне Мюнхгаузене, который одним выстрелом на охоте будто бы убил 50 уток. И народ, пробудившись от прозы жизни, начал вполне серьезно обсуждать: а возможно ли двумя выстрелами подстрелить полсотни уток? С той поры утекло много воды, и фейковая информация превратилась в четко отлаженную систему, над которой колдуют целые исследовательские институты.

Эксперты считают, что так масштабно и цинично, как сейчас, в медиа не врали никогда. Сегодняшние фейк-ньюс — хорошо срежиссированный и поставленный «спектакль». Развитие технологий мгновенной передачи текстов, видео- и аудиозаписей, появление соцсетей привело к тому, что их пользователи перестали проверять достоверность информации. И этим мгновенно воспользовались манипуляторы.

Сам себе СМИ

— Сегодня на каждого из нас обрушивается такое количество информации, что не то что нашим дедушкам и бабушкам, нашим родителям не снилось! Они росли в совершенно других условиях: у них были определенные знания и телевизионные каналы, и такого потока и информации и дезинформации, как сейчас, тогда не было, — считает секретарь Союза журналистов РФ, вице-президент Международной федерации журналистов Тимур Шафир.

Эксперт полагает, что треть вины за фейки лежит на журналистах, которые часто в погоне за славой, лайками, кликами, тиражами и просмотрами пренебрегают профессиональной этикой.

— Сегодня происходит столкновение цивилизаций, поэтому нередко от результатов проверки фактов зависят человеческие жизни. Кроме того, скорость передачи информации связывает нас всех воедино. Это означает, что запустить «утку» могут не только крупные СМИ, но и любое региональное агентство. В этих условиях ответственность журналистов за распространение информации должна быть максимальной, — уверен он. — Мы недооцениваем то, насколько технологии перевернули наш мир. Стало возможным сопроводить выдуманный текст фотографиями и видео, причем сделать это можно очень быстро. Практически каждый сам для себя стал СМИ, все хотят быть участниками событий, но не думать об их последствиях.

Манипуляторы и юзеры

Руководитель Белорусского союза журналистов Андрей Кривошеев считает, что люди хотят получать достоверную информацию и остро реагируют на лавину фейков:

— Иностранные информационные монополисты в таких случаях применяют жесткое решение: просто банят, блокируют либо помечают такой контент как содержащий непроверенную информацию. На мой взгляд, в нашем информационном пространстве таких возможностей нет. Нет тысяч анонимных модераторов в Facebook, цифровых программ, ботов, отслеживающих информацию на основании непонятно каких алгоритмов, — рассуждает он.

Глава БСЖ привел пример взаимодействия между белорусскими и российскими коллегами, позволяющий бороться с фейками, — совместная «летучая комиссия» БСЖ и СЖР по этике, разбирающая самые громкие случаи, которые вызывают споры в журналистском сообществе. Впрочем, отмечает он, задействуют ее редко и в самых критичных ситуациях, поскольку свобода слова не пустой звук и вмешиваться в пространство масс-медиа нужно как можно меньше.

Белорусское информационное поле готовили к противодействию фейкам. На взгляд председателя правления БСЖ, после событий 2020 года «мы нашли целую плеяду ярких авторов, которые работают в жанре антифейк».

Андрей Кривошеев считает, что центры специальных информационно-психологических операций — чаще всего инкубатор лживой манипулятивной информации. «Разбрасывает» ее на максимально широкую аудиторию сеть из некоммерческих организаций, продажных журналистов, просто активных юзеров, так называемых диванных войск.

— С этим нужно бороться. Другой вопрос: какими методами? Я остаюсь на консервативной позиции: с ложью нельзя бороться ложью, — заключил председатель правления БСЖ.

Обыватель хочет лжи?

Генеральный директор радиостанции «Говорит Москва» Владимир Мамонтов называет проблему фейков неразрешимой:

— Я страшный пессимист в этом отношении. На мой взгляд, формула простая: обыватель хочет фейка и получает его. Дело не только в том, что кто-то выдумывает эту информацию, решая по ходу политические задачи. В большинстве случаев людям правды знать не хочется, они «глотают» такие новости с восторгом. И в этом несчастье. А если модель медиа построена так, что оно на этом еще и зарабатывает… Наверно, нужно стараться каким-то образом совмещать скорость передачи информации, ее лаконичность, важность с проверкой.

Директор Белорусского института стратегических исследований Олег Макаров уверен, что противостоять распространению фейковых новостей надо взвешенным и ответственным наполнением информационного пространства:

— И тем самым повышать осведомленность населения о том, что происходит, не требуя от них подчинения одному мнению.

Самый надежный и эффективный способ защиты от фейков — отличное образование и привычка выслушивать разные мнения на выбранную тему, оценивать их, сравнивать со своими взглядами. Чтобы не попасться на удочку манипуляторов, нужно пользоваться разными источниками информации, все подвергать сомнению, нарабатывать навыки критического мышления.

7 признаков фейков

Отсутствие указания на источник информации, ссылка на некие анонимные (осведомленные) круги.

Кричащие, кликбейтные, провокационные, категоричные заголовки.

Нагнетание автором страха, возмущения, гнева или других эмоций.

Сенсационная или якобы рассекреченная информация, «окончательное раскрытие истины».

Орфографические ошибки на веб-адресе сайта, использование редкого доменного расширения.

Вырванные из контекста высказывания известных личностей.

Односторонняя подача информации, подбор экспертов с одинаковой точкой зрения.

Источник, фото: Белта