Деревня Грушевка — один из самых интересных населенных пунктов нашего района. Появилась она, по сравнению с другими населенными пунктами, не так уж и давно, где-то во второй половине XIX века. Но кто бы мог подумать и представить, что в начале XX века этого населенного пункта могло не быть на карте Наровлянского района.  Она должна была исчезнуть. Об этих событиях и пойдет речь в этой публикации.

Мне не раз приходилось слышать о том, что жители деревни Грушевка когда-то «воевали» с паном, а краевед  Татьяна Дубицкая, уроженка деревни Лиховня, к этому еще добавила, что лиховенцы, узнав, что с грушевцами случилась беда, с колами в руках пошли им помогать. Когда это было, с каким паном, чем закончилось противостояние и из-за чего оно началось, народное предание умалчивало. И вот, исследуя архивы районных музеев, в Хойниках я наткнулся на интересные записки. Они называются «Воспоминания Акуленко-Попов С.А.»

Там, среди многих любопытных  записей, в том числе, касающихся истории Наровлянского района, есть глава «Настроение крестьянских масс, предшествовавших 1905 году». В ней рассказывается и о том, что происходило в Грушевке. Вот эти строки.

«Белоруссия издавна славится своими богатыми лесами, но не плодородием почвы. В 1860-х годах величина наделов зависела от  либеральных настроений помещиков. В одном месте давали 12 десятин на двор, а в другом — 18-20. Крестьяне были помещичьи, казенные, чиншевики и огородники. Во многих местах крестьянам было выделено пастбище, но более всего представлялось право пасти скот по помещичьим лесам и зарослям, расположенным между крестьянскими землями, так называемой «сервитутной» земли.

В 1890-х годах многие имения были проданы купцам. Среди крестьян стало ощущаться малоземелье, а у помещиков большой интерес к своим имениям. Интерес этот был в том, чтобы извлечь, как можно больше денег из своих моентков. Прибегали они и к разного рода насилиям над крестьянством при помощи царских чиновников, оформляя его в законную оболочку. Как больному дают хину в капсулах, так они действовали «по указу его величества».

 Вот пример. Чиншевики деревни Грушевка, Антонов Наровлянского района, Мозырского округа, платили помещику Артуру Горватту исправно чинш, но ему показалось мало. Он — в суд, а там постановили: снести хаты и освободить землю от мужика.

Приехали полиция, судебный пристав, разломили печи, вынули окна, двери, а детей, женщин, больных стариков выкинули на двор. Сели женщины с детьми на свой скарб и голосят на чем свет стоит. И это не пять-шесть семей, а десятки. Куда пойдешь, кто тебя пустит поселиться в другом месте? Крестьяне сидели возле своих разоренных хат и плакали. Начальство уехало в надежде, что они разбредутся, но у мужика болшая тяга к земле и к своей хате, хотя бы ей и грош цена. Он снова залазил в свою хату через окна и начинал их ладновать, приводить в порядок после погрома.

 Помещик, узнав, потребовал от начальства принять решительные меры и, собрав с двух уездов полицию, выгнал из хат крестьянские семьи и разворотил дома до основания.

Все это волновало крестьянские массы, а для революционного элемента служило хорошим материалом к пропаганде».

Конечно, это субъективный взгляд революционера на события, происходившие в деревне. Но, тем не менее, этот исторический документ, хоть и односторонне, но все-таки «проливает свет» на то, в чем заключалась суть конфликта.

Но с другой стороны, страшно подумать и представить, что деревня Грушевка могла исчезнуть. Что остановило помещика от дальнейшей эскалации конфликта — вопрос пока без ответа. Но, на мой взгляд, одним из решающих факторов прекращения противостояния между крестьянами и Горваттом стали революционные события, охватившие всю Россию в 1905 году. Конфликт стал замораживаться, а потом и забылся, сохранившись лишь в рассказах старожилов.

Василий Чайка