ВЯЖИЩЕ

Навсегда замерла жизнь в одной из красивейших деревень Наровлянщины — Вяжище. Этот населенный пункт никогда бы в жизни не покинули его жители, если бы ни Чернобыльская беда… Деревня живет в сердцах тех, кто в ней жил, трудился, растил детей, верил в светлое ее будущее…

Екатерина Колесник — одна из тех, кто бесконечно предан своей малой родине, кто ни на минуту не может предать забвению ту счастливую жизнь, которая протекала в милой и дорогой деревушке. Очередную исповедь боли своей души, посвященную Вяжищам, она прислала в редакцию. 

— Очень больно смотреть по телевизору, как многие люди едут на свою малую родину, украшают свои дворы, убирают вокруг домов. У меня слезы сами льются из глаз, — признается Екатерина Ефимовна. — А что я могу сделать теперь возле своего дома, как ему помочь стать таким, каким он был раньше? Ничего! Нет моей малой родины, заросла бурьяном!

Женщина вспоминает каждый день свое детство, юность, подруг, друзей. Нет той прекрасной природы, соловьи не так весело поют. Нет звуков гармошки, которая звала в клуб. Все эти 33 года ее душа плачет.

— Хочется кричать, почему это случилось у нас. Когда приезжаем на Радоницу, идем к дому, и сердце обливается кровью, так обидно за свой край, за свою деревню, где так все было хорошо, весело, — пишет Екатерина Колесник. — Много чего вспоминаю. Стою, молчу, осматриваю все кругом, как изменилась местность. Трудно даже узнать, где чей дом, так все заросло. Везде безлюдно, тишь такая. Дорожки заросли, потерялись в траве. И все это напоминает мне о жестоком Чернобыле…

Екатерина Ефимовна работала в Антоновке учительницей. В то время не было телевизоров, интернета, но, по ее словам, все ровно было интересно. Очень хотелось домой в свою деревню Вяжище. Каждую субботу она шла пешком 18 км домой и ничего, все хорошо было. Потом дядя Гриша Удовенко отвозил ее в понедельник утром на работу, а зимой снег лопатой копали, чтобы проехать. Затем Екатерина Колесник вышла замуж, переехала в свою деревню работать.

— Это было вообще прекрасно, — пишет она. — Появились детки, забот стало больше. Но на своей малой родине и стены помогают. Наверное, у нас, наровлян, есть такая общая замечательная черта: даже если кто-то и не живет здесь, то он все ровно болеет за свой край, за свою малую родину. Мы рады, что наш район благоустраивается и развивается.

Автор письма очень скучает по Вяжищам, которые всегда в ее душе и мечтает о встрече с деревней.

— На Земле есть много прекрасных мест, но разве с моей деревней кто сравнится? Нет! Я все люблю в своей деревне, — пишет она, — и лес, и луг, и реку Припять, и реку Словечна. Красивее места нет на Земле. Теперь я живу далеко, но ты, моя деревня, в моем сердце и другого мне счастья не надо. Моя любимая деревня, я дочка твоя и тебя я судьбой называю. Ты рай мой и песня моя, деревни я лучше не знаю.

В Светлогорском районе женщина живет 33 года, но ее душа на малой родине, привыкнуть к новому месту жительства она не может.

— Годы проходят быстро. Чернобыль навсегда останется для нас черной датой. Но малая родина всегда будет притягивать нас к своим истокам, несмотря на то, что мы живем вдали от родных мест. Этот год — Год малой родины. Тот, кто может сделать полезное для своей малой родины, делайте, украшайте ее, — призывает Екатерина Ефимовна. — Любите и цените то место, где вы родились. Это ощущение приходит с годами. Это я вам точно говорю.

Любит Вяжище, постоянно вспоминает о своей деревне и Михаил Драко. Здесь он родился, здесь прошли его годы юности.

— В нашей деревне было 120 дворов, которые размещались в одну длинную дугообразную улицу, вдоль которой протекала река Словечно, а в трех километрах — Припять, — рассказывает Михаил Михайлович. — Кстати, предки сплавляли по рекам лес. Они говорили: «Вязі яшчэ» или «Вези еще». Так и произошло название Вяжище.

Как вспоминает мой собеседник, в деревне была ферма. На ней кроме крупнорогатого скота, выращивали овец, которых местные дети, когда их выгоняли в поле, седлали как лошадей. В этом населенном пункте был магазин, клуб, библиотека, почта, обслуживающая Данилеевку и Лиховню. В Вяжищах была восьмилетняя школа.

— В начальных классах меня учила Екатерина Колесник, — вспоминает Михаил Драко. — В старших классах к нам приходили пять учителей с Тешкова. После восьмого класса у многих возникал вопрос, куда идти в девятый класс? Некоторые шли в Тешковскую среднюю школу. Это было ближе, через речку. Школьники строили кладки, чтобы проще было перейти. Но весной, когда река выходила из берегов, и зимой, когда снега было выше заборов, приходилось добираться нелегко. Некоторые оставались там на ночлег. Помню, были такие годы, когда по улице моторные лодки ездили, а под снегом мы делали ходы. Я же решил идти учиться в Дерновичскую школу. После ее окончания мы с одноклассником Витей Прохорчуком из Майдана учились в Наровле в училище на водителей. Добирались до города и автобусом, и попутками. В выходные дни весело проводили время в клубах окрестных деревень. Затем работали в совхозе «Дерновичи», в котором было три бригады. Первая — деревня Дерновичи, вторая — Майдан, Антоновка, Березовка и третья — Вяжище, Данилеевка, Лиховня.

В 1985 году Михаил Михайлович жил в Мозыре. Во время катастрофы на Чернобыльской АЭС находился в командировке под Ленинградом. В отпуск приехал к родителям в Вяжище, все лето помогал им по хозяйству, а в сентябре деревню выселили.

Прошли годы, но Михаил Драко, когда приезжает в Вяжище, может с закрытыми глазами рассказать, кто, где жил. Он помнит там все до мелочей. Мать Юзефа Ипполитовна работала на ферме. Он и три брата помогали ей доить коров. Отец Михаил Платонович сначала работал в Тешкове экономистом, затем в Вяжищах заведующим складом. Школьники летом оказывали помощь хозяйству в заготовке сена, в свободное время играли возле школы в волейбол, баскетбол, сами соорудили футбольное поле. Зимой катались на лыжах, коньках, играли в хоккей. При этом никогда не забывали помогать родителям. А еще в памяти осталось то, как школьники ухаживали за братской могилой и захоронениями солдат, которые находились вблизи деревни. Многие земляки, в том числе и его дедушки, погибли в годы Великой Отечественной войны, защищая родную землю.

В 1987 году я с родителями Андреем и Розой Прохорчук переехала в Демидов. Там на поселке были построены домики для переселенцев. Наша семья была единственная из Майдана. С Вяжищ в Демидове поселились шесть семей: Алексей и Леонида Филоменко, Михаил и Юзефа с сыном Петром Драко, Михаил и Нина Липские, Анюта Колесник, Николай и Зинаида Кривонос с маленьким сыном Юрой, Надежда Головач с сыновьями Федором и Анатолием. Мы им по-доброму завидовали. А еще на поселке жили Михаил и Тамара Глезы из Вепров, Александр и Валентина Анацко из Углов. Все эти семьи «друзья по несчастью» быстро сдружились. Жители Вяжищ как у себя на родине, так и на новом месте жительства занимались рыболовством, охотой, собирали грибы, ягоды, устроились в совхоз «Братство». К сожалению, многих из них уже нет в живых.

— Люди жили дружно, всегда помогали друг другу. Особенно дружелюбной и работящей в деревне была многодетная семья Павла и Ольги Лакудас, — говорит Михаил Драко. — Жаль, что жизнь разбросала нас по разным уголкам. Многие односельчане живут в Светлогорском районе. Связи обрываются. С некоторыми я общаюсь по телефону. Наш известный земляк из Лиховни Эдуард Зборовский старается сплотить всех. Он организовывает встречи, которые так важны для каждого, кто много лет не виделся, чтобы вспомнить о своей деревне.

Ольга ПАРТЫКО

Если вам понравилось, поделитесь ссылкой с друзьями:

BB-cсылка на публикацию:

Прямая ссылка на публикацию:

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!